Рейтинг темы:
  • 0 Голос(ов) - 0 в среднем
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
ЕСТЬ НА СВЕТЕ ЧУДЕСА
#1
В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь-государь. И было у него четыре сына. Подросли сыновья, постарел царь, пришла пора передавать государство в молодые руки. Но в чьи? Все четыре сына близнецы - братья, один одного краше, один одного умнее, один одного сильнее. И всех своих сыновей любил он одинаково. Не хотел царь обидеть, кого - либо, обделить наследством. Да и раздробить государство на четыре равных части тоже означало бы ослабить его мощь.
Обратился тогда царь к сыновьям. И слушали они его волю покорно, внимательно. И готовы они были выполнить любое отцово решение.
А сказал царь так: - « Вы, мои родные дети, нет дороже вас на свете! Но пришёл ваш звёздный час, испытать хочу я вас. Знаю равных нет вам в мире! Но, как пальцы на руке, крепко сжаты в кулаке, силу сильную имеют, так и вы, пока едины – никогда непобедимы! Я хотел бы, мои чада, что бы вы из центра сада разошлись по сторонам и, пройдя нелёгкий путь, это поняли чуть – чуть. Трудный путь вам предстоит. У меня душа болит. А когда вам станет туго, повстречаете подругу. Оженю вас в тот же час, и пойдут дела у нас. И тогда я буду рад возвращению назад моих милых сыновей, чудо – диво – богатырей! Сами вы тогда решите, как вам царством управлять.»
И начал благословлять. В пояс отцу поклонившись, вышли из дома царевичи.
Взяли с собой лишь мечи да луки. И направились на все четыре стороны. А за пределами царского сада всё было не так как надо. Ни кто не узнавал в них царственных особ. Ни кто не оказывал им надлежащих почестей. Пищу и ту, приходилось добывать промыслом. Старший брат пошел на север, самый младший- на восток. А два средних разделили – юг и запад меж собой.
Долго ль шли они, не знаю. Но уже на пятый день старший брат встречает беса.
На опушке возле леса, на пеньке сидел повеса, и играя на рожке, хвост держал в одной руке. – Кто таков, взывает к парню, хитрый рыжий и лохматый. Что ты делаешь в лесу? Хочешь, я тебя сырого на обед черта старого в сковородке отнесу? - Не пугай, прошивец рыжий, если хочешь быть здоров. Не к тебе пришел я в гости. Уноси свои ты кости. А то будет красота чёрта видеть без хвоста! – Погутарили и хватит. Вижу, ты не лыком шит – рыжий дьявол говорит. Превращу-ка я тебя в чёрна лебедя. станешь снова молодцом, на свидании с праотцом. И мотнув хвостом, как попадя, превратил царевича в чёрна лебедя. Сам нечистый растворился как туман. Лебедь гордый взвился в высь, крики гнева аж до дому донеслись. Но не мог вернуться он в виде птицы. За судьбу свою ещё предстоит сразиться. Облетел он чёрный лес, где тогда жил рыжий бес. Все коряги просмотрел, все болота облетел, но от этого черта не осталось и следа. Подобрал тогда он лук, в лапы взял колчан и меч и на бреющем полёте полетел через болото, ища с чёртом новых встреч.
Так летел, изнемогая, на себе неся метал, опустился, отдыхая у порога горных скал. Сел, задумался, бедняга, вдруг глядит – у ног коряга, а под ней змея лежит и испуганно шипит. – Что за странная ты птица нагрузилась как боец? От чего б нам не сразиться. Всё равно тебе конец! - Не хочу с тобой я биться. У меня другой есть враг. И пока его не встречу, измельчу его я в прах, то скорее друг зелёный, - ты товарищ мне, не враг. – Кто же враг твой, лебедь чёрный? С кем ты жаждешь гневно встречи? С кем готов для смертной сечи? – Это дьявол, рыжий бес. Я зашел случайно в лес. Был красавцем молодым, воином – царевичем. А меня он превратил в черное посмешище! Я найду того черта, и оставлю без хвоста!
- Погоди, мой милый рыцарь. С ним тебе не справиться. Знаю я, как сможешь ты да над чёртом позабавиться! Я не просто тварь ползучая. Меня тоже превратили. Но враги у нас с тобой одни и те же были. Меня старая чертовка захотела взять к себе. Сватала рогатого, дьявола проклятого. Но не стала я его суженной и ряженной и за это вот живу будто бы прокаженной. Мстить сама не в силах я, но помочь могу обоим. Знаю есть в горах ручей, там жива вода течёт и над ней не властен чёрт. Если ты его найдёшь, знай – уже не пропадёшь. И чертовы заклинанья не оставят и названия. Мы с тобой могли б вдвоём поискать тот водоём. Если станем мы людьми, жить счастливо будем и обидчиков своих просто позабудем. Ну, скажи, мой милый рыцарь, ты возьмёшь меня с собой на чудесный водопой? Я сама не в силах далеко передвигаться, да и в шкуре то змеиной не хотелось оставаться. – Ты же видишь, я устал. Еле - еле меч тащу. Да и старому чертяки этих шуток не прощу. - Слушай, воин, вижу ты и впрямь достоин разобраться с чертовством. Но до этого ещё поборись-ка с колдовством! И не верю я, что ты не возьмёшь меня с собой на чудесный водопой. Порешим, давай-ка так. Брось свой меч. Возьми меня, и помчимся в высь небес, где не властен старый бес. Помогу тебе я тоже. Я ведь здешняя была, в детстве много бегала, всё видала, и всё знала. Мы с тобой найдем быстрей тот ручей, а водица там свежа, только пей!
Хорошо. Сказал вдруг лебедь. Чёрт от возмездия не уйдёт! Обвивай покрепче шею и вперёд. Лук держа в обеих лапах, на груди змея весит, к неизвестным приключеньям чёрный лебедь ввысь летит. Сверху видно всё вокруг. Среди гор ручьёв не мало. Но всего один из них, что змея давно искала. Не попробовав воды, не узнаешь её силу. А попробуешь не ту, – попрощайся с жизнью милый! Но как быть? Не пить же всё. Ждать, когда попьют другие? И тогда змея, рискнув, в воду хвост свой окунув, замерла, окаменев, лебединый вызвав гнев. Что ты сделала, девица! Это ж мёртвая водица! Как теперь найти живую? Оживить тебя, родную? Вдруг он вспомнил, что всегда рядом с радостью – беда! Если здесь мертва вода, – где то рядом есть живая! И стрелою ввысь взмывая, ищет он другой ручей. В клюв водицы набирая, снова мчится он к девице, по пути её глотая. Прилетев и брызнув в очи тем остатком, что есть мочи, он трясет её в руках, а в глазах то стыд и страх. Как же он не уберёг друга, что ему помог! И в пылу такого жара не заметил впопыхах, как не лебедь уж, а рыцарь держит девушку в руках. А она, открыв глаза, до сих пор ещё не веря, обвилась вокруг него, будто в шкуре гада-зверя. Так застыв, они стояли, и друг – друга обнимали. Позабыты все печали. Гнев прошел. Возникла страсть. И царевич молодой возвращался в дом с женой.
А тем временем на юге брат его, одет в кольчуге, бьётся сильно и жестоко с порождением порока, с человеком и конём вместе в образе одном.
Он набрёл на их стоянку, выйдя в поле спозаранку, отыскать свой путь земной и прийти в свой дом с женой. Так велел, де царь родимый, государь непобедимый, их отец и властелин. Помнил это каждый сын. Но сражаться с целым стадом, да ещё и так как надо, не с руки богатырю. Вот где братья бы нужны. Но они своей дорогой, продвигаясь понемногу, шли и шли от дома прочь, какой день, какую ночь! И поэтому ему пришлось туго одному. Но к нему с высока неба опустился сокол вдруг. Говорит, держись за лапы, я сейчас тебя спасу и отсюда унесу! Бегство с поля не позор, если глубже кинуть взор. Ради высшей сечи цели они вместе улетели. Опустился сокол ясный на поляне возле леса. Взмах крылом. – И вот принцесса вдруг предстала перед ним, ясна солнышка с родни. Что ж ты в бой без смысла рвешься. Голова, аль не мила? Или славы захотелось, добыв кентавров удила? От чего тебе неймётся, что забыл ты здесь в степи? Иль ты бьешься с кем придётся, кто вдруг встретится в пути? – Нет, красавица, я путник. Я ищу себе жену. Но видать, как ты такую можно встретить лишь одну! Я тебе безмерно рад. Других же я не ждал наград. Но пойдёшь ли за меня? - Сказал он голову склоня. Ты ведь свободная птица. С тобою ни кто не сравнится. Тебя, увидев, я ослеп. А без тебя – мой дом, как склеп. Так что ж? Ответь, душа моя, согласна ль ты? – Да, я твоя! Поверь, не просто мне парить в высоком небе одинокой. С тобой хочу я говорить, и жить с тобой до старости глубокой. Я ведь не птица, видишь сам. Лишь заколдована девица, подвластна только небесам. Но снова стану я нормальной, лишь только полюблю, свою девичью честь и гордость, в твоих объятьях погублю!
И вот, в обратный путь пустившись, с любимой девушкой своей, обильно богу помолившись они уселись на коней.
А на востоке в это время в пылу отчаянных боёв шел младший брат, мечту лелея, найти себе жену скорее, и возвратиться в дом родной, с пока - что названной женой. Ему встречались кочевые кибитки, юрты и постои. И далеко не все с любовью встречали нашего героя. Воинственные гордые народы, привыкли драться за свободу. И не зависимо от цели, всегда отпор давать умели.
Ни кто красавиц не уступит. За них все войны на земле. И младшему придётся туго, найти любимую супругу. Одним ненастным, хмурым утром, пришел он в горную страну. Надеясь здесь, под этим небом, найти любимую жену. Ему навстречу вышел старец, как искорёженный пенёк. Спросил о цели, усмехнулся. Уже сто лет он одинок. И нет среди высоких гор ни женщин, ни детей. С тех пор, когда крылатый вор унёс их всех к себе. – Скажи, прошу я, кто злодей! Где я найду его берлогу? Я вам верну сюда людей! Показывай скорей дорогу! – О, воин, вижу ты силён. Но тот злодей – исчадье ада. То змей летучий, трёхголовый, подумай, может быть не надо? – Что! Змей? Подать сюда змею. Я быстро вырву ему жало! – И до тебя уже пытались. Да только там же и остались! – Не отговаривай, старик! Я соглашаться не привык. Скажи-ка, лучше, где искать злодея – трёхголового змея. Но не рассказывай мне сказок, не буду слушать ни чего! А встречу я в бою бандита, и будет его карта бита, и даже следа не оставлю от него. - Что ж, хорошо. Тогда пойдём. Я дам тебе травы пучок, возьмёшь воды, возьмёшь земли, как только станет слишком туго, они помогут милу другу. Но помни, воин, жизнь твоя – это как песня соловья, отдать её всегда ты сможешь, отдав, ни чем уж не поможешь! – Ты снова взялся за своё! Вручи-ка лучше мне копьё. Да дай коня проворней тучи, чтоб не ушел бандит летучий. Что ж, с богом! Путь далёк. В горах трудней он, чем в долине.
Но цель святая в бой ведёт с по кон веков до ныне. Вот подъезжает наш герой к одной большой пещере. Оттуда слышен стон и вой. У входа, чей то череп. Наверное, здесь обитает злодей! И стон этот – детские плачи. Пришпорил коня и с мечем наголо влетел он отведать удачи. А змей тот трёхголовый спокойно спал, совсем готовый. Ну, ни какой! Бери и бей! Да только был бы он не змей, когда б врасплох себя застать позволил. Он завопил, из носа пар клубами повалил, глазами молнии метает, хвостом всё с пола подметает. Но там, в пещере мало места, взлететь не может хищник злой. Одним ударом, изловчившись, с ним расправился герой. Одним ударом , да увы, все три скатились головы! Затихли плачи, слышен хохот, раздалось громкое ура, и залилась пещера светом, лучами счастья и добра! Навстречу воину выходит краса девица, свет очей! И сразу понял, что жениться он должен только лишь на ней! В знак благодарности глубокой, она берёт его за локоть и выводит на свободу показать всему народу. И, конечно же, друзья, врать сейчас не стану я, и у этого братишки будут славные детишки. Путь далёк лежал назад. Но царевич очень рад. Глянем, милые мои, как же там четвёртый брат?
Он, как помните друзья, двинулся на запад. И ему не очень сложно отыскать себе жену, но беда, что в океане каплю встретишь не одну! Так и он, среди балов, дам придворных и чинов затерялся в пышном свете, и ни где уже, поверьте не найти ему такую, как у братьев молодую. Долго он искал подругу, возвращаясь и кружа, только недругов решенье стало лезвие ножа. Тёмной ночью в переулке, подлой вражеской рукой поражен был наш царевич, и лежал еле живой. Его встретила служанка, истекающего кровью, обработав спиртом рану, поделилась своим кровом. Отходила, отпоила, сердцем отогрела, и нежданно полюбила, и душой и телом. Среди пышного застолья, средь балов и игр он утратил свою силу, как подранок тигр. Да и девичьи заботы, и любовь и ласка, глубоко запали в душу, подарили сказку. Для него не важно было, что девица не царевна, он любил её как все на земле, наверное. Вспомнил он, что дома ждут, возвращаться час пришел. Вот они вдвоём идут. Вот и дом. Вот и престол! Царь отец встречает чинно, рад и горд за сыновей, было четверо мальчишек – стало восьмеро детей! Ну, а сколько будет внуков? Сколько правнуков пойдёт! Род его не оскудеет. Род его не пропадёт! Вопрошает с уваженьем, кто от куда, кто отец? И при том благословляет, провожая под венец. Все царевичи вернулись, все красавиц привели, и теперь в едином царстве нет нехоженой земли. Всё познали, власть и силу, и коварство и любовь, и решили братья дружно, царством править вместе нужно. Так и быть, сказал отец. Разделю я свой венец на четыре части, и у каждого из вас будет символ власти! Только правьте, сыновья, так, чтоб был спокоен я. Что б на всем, на белом свете были мир, покой и дети!
Ответ


Перейти к форуму:


Пользователи, просматривающие эту тему: 1 Гость(ей)