Forums

Полная версия: Легко ли быть приведением?
Вы просматриваете упрощённую версию нашего контента. Просмотр полной версии с полным форматированием.
События этого дня переносят вас на берег небольшой речушки, где в зарослях камыша сидят двое мужчин почтенного возраста и эмитируют ловлю рыбы. Почему не рыбачат, а только эмитируют? Да потому, что рыбы там просто нет, еще не сезон, до весны еще пару недель. Этим двоим надоела домашняя обстановка и они приехали сюда отдохнуть душой от своих домочадцев и затянувшейся зимы. В зарослях камыша много мест подготовленных рыбаками еще с осени, но эти двое сели рядом, забросили по одной удочке и ждут. Один из них Петрович, другой – ваш покорный слуга. Удобно усевшись на раскладных креслах, они сидели, просто получая эстетическое наслаждение от природы, тишины и предвкушения поклевки рыбы. Петрович, любитель принять стопку – другую во время этого дела. Я же - категорический противник зеленого змея и компании ему не составляю. Но такое положение не усугубляет процесса, а наоборот – стимулирует Петровича – ему больше достанется!
Мне становится скучно, особенно когда рыба не клюет, а Петрович начинает медленно посапывать. Одно хорошо, что хоть Мурку не водит, как примет согревающего! Другие после приема (видимо теряют слух) становятся слишком разговорчивые и орут на весь берег. Тогда рыбалка пропала.
Мне тоже захотелось излить душу, хотя полноценного слушателя уже не было. Его тело в расслабленном виде обвисло на кресле, а душа уже была в астрале.
Для проверки присутствия Петровича рядом я спросил он со мной или где то там? Тот кивнул головой, сигнализируя, что все слышит, хоть и не видит. Слышь, Петрович, у тебя когда ни будь в детстве было ощущение свободного полета? Но тот молчал. Видимо уже взлетел… Но мне было достаточно того, что кто-то был рядом и не перечил.
- А у меня часто такое бывало. Мама говорила, что это я расту. Возможно оно и так, но уж больно реальные были ощущения, которые до сих пор помню. Конечно, это был сон, но просыпаясь, я не верил что это только сон, снова и снова пробовал взлететь! Взмахну, бывало, руками и побежал по двору… Во сне я часто начинал свой полет с моста и широко раскинув руки, как птица, парил над красивейшими просторами послевоенной Украины. Идея попробовать начать полет с высоты не оставляла меня еще долго. Однажды, я осуществил его с помощью зонтика вместо парашюта, прыгая с чердака нашего дома. Но кроме ушибов ни каких ощущений полета не получил. Хорошо еще, что дом не большой, всего два с половиной метра высотой. Однако, желание летать у меня осталось на всю жизнь. Уже взрослым я не единожды пытался ощутить чувства полета занимаясь дельтапланеризмом, прыгая с парашютом, но реального полета так и не ощутил. А на счет мистики – скажу прямо она есть. Иначе как объяснить, что при аварии и падении с дельтапланом дважды я повредил только его, а сам отделался одной шишкой на лбу? Это при том, что мой друг детства, дельтапланерист – Вася Иванов, разбился на смерть, падая с малой высоты.
В шестидесятые годы прошлого века в СССР еще пропагандировался лозунг – «Все лучшее детям!» Хотя отдавали им подвалы и не пригодные помещения. Но тогда было популярным движение шефства, когда взрослые люди, умеющие красиво работать и отдыхать, учили молодежь осуществлять свои детские мечты. Работал ДОСААФ. Для молодого поколения объясню – это общественная Доборовольная Организация Содействия Армии, Авиации и Флоту, работавшая на средства государства. В каждом населенном пункте огромной страны создавались кружки, спортивные секции, клубы, станции юных техников, обучение профессиям. Без проблем и оплаты любой ребенок мог выбрать для себя интересное занятие. Вот и я, будучи любознательным малышом, посещал много различных мест. Должен сказать, что в детстве я был очень болезненным ребенком. Наша участковая врач говорила, что она уже не знает даже названия болезней, которыми я бы не переболел! Но это не мешало мне интересоваться и развиваться в разных направлениях. Первым моим опытом стал Дом пионеров, изостудия. Но там я долго не задержался. Не люблю монотонность и повторение одного и того же по сотню раз! Мне достаточно было одного – двух раз нарисовать карандашом гипсовую розетку, что бы потом повторить ее с закрытыми глазами. Но Илларий Андреевич, руководитель студии, считал по-другому. Вторым моим увлечением стала спортивная гимнастика. Но снова, достигнув определенного уровня и не видя перспективы, я перестал заниматься. Все это время с раннего детства, я постоянно что-то мастерил. Возможно, благодаря этому, в нашем дворе всегда собиралась большая копания таких же пацанов и мы вместе играли и работали над реализацией своих идей.
Но ближе к теме мистики. Впервые я задумался над этим после аварии, в которую попал совершенно случайно. Дело было так. Как всегда, ребята собирались в нашем дворе с самого утра. И не только с нашей улицы. Вот и в тот злополучный день из параллельной улицы приехал на новеньком мопеде (они только начали выпускаться) один паренек. Хотел похвастаться покупкой. Зная, что в нашем дворе собираются все рукастые пацаны, решил обратиться за помощью – отрегулировать зажигание на двигателе. И мы помогли. Понятно, что я сел испытать регулировку. Проехал один квартал и на повороте в сторону дома решил притормозить, но как бы не так? Тормоза еще ни кто не регулировал и у меня не было выбора для принятия решения – ехать прямо или падать на бок на скорости. Чего мне явно не хотелось. И вот я выскакиваю на перекресток, а по закону подлости в это же время на перерез вылетает тяжелый мотоцикл Иж с пассажиркой на заднем сидении массой превышающей массу самого мотоцикла! И я врезаюсь им в заднее колесо. Перелетаю через эту бабу, описывая невероятное сальто метров на двадцать, и оказываюсь под забором на противоположной стороне улицы. Ни одной царапины или ушиба! Мопед развалился на две части. А мотоциклист только вильнул задом и оставив за собой клубы пыли умчался прочь.
Как можно объяснить такое падение и без единого ушиба или царапины, если не чудом? Уже сейчас, спустя более, чем пол века, я понимаю, что не судьба, а мистические способности человека в экстремальных случаях проявлять сверх способности спасли мне жизнь.
Петрович мирно похрапывал, а я продолжал.
Еще не один раз в жизни мне случалось испытывать судьбу на прочность. В более взрослой жизни у меня уже был свой мотоцикл «Восход», и именно на нем было много происшествий, граничащей со сверх возможностями человека. Я уже встречался с девушкой. Однажды свидание затянулось до двух часов ночи. Глаза, как засыпаны песком, встречный ветер еще больше усугублял обстановку. Я тороплюсь домой и выжимаю из двигателя все, что можно. И снова вступает в работу закон подлости! На дороге оказался открыт канализационный люк, в который я вскочил на полной скорости. Возможно, если бы прямо перед ним не сгорела лампочка фары, (что у Восходов была болячкой), я бы может и среагировал бы на яму… Но -.
Петрович, как ты думаешь, с какой максимальной скоростью может бежать человек на четырех костях (по собачьи)? Но Петрович, переворачиваясь на другой бок, только хрюкнул – пять…
- А я бежал со скоростью 80 км в час на расстояние примерно тридцать метров! Но что характерно – у меня ни единой ссадины, царапины или ушиба!!! Единственно, что мои туфли стали босоножками, практически без носков. Это при том, что я был без перчаток и другой какой защиты. И что, вы думаете здесь тоже сработал господин случай? Сомневаюсь.
Мотоцикл застрял передним колесом в люке и заглох. При этом, переднее колесо, как ни странно, не спустило, спицы не смогли проткнуть камеру (хотя на все сто процентов – обязаны были это сделать). Назвать это колесом было не возможно, даже в первом приближении! Яйцо с восьмеркой - это очень скромно. Но, как бы там ни было, я ногами ели выровнял его до состояния, когда оно могло проворачиваться между стойками амортизаторов вогнутых внутрь и подпрыгивая на яйцевидном колесе, на первой скорости, доехал благополучно домой.
После такого происшествия, казалось бы нужно было бы и задуматься над использованием мотоцикла? Да, как бы не так. Восстановительные работы прошли удачно, если это можно так назвать. Я еще ездил на нем на работу.
И вот еще один мистический случай с мотоциклом. Еду рано утром на первую смену на завод Автоцветлит. В районе переезда у моторного завода догоняю Камаз с прицепом.
Раньше, что бы не объезжать вокруг весь завод через проходную, был снят пролет бетонного забора, как раз на против цеха, и машины заезжали и грузились прямо у цеха. Но, видимо, охрану не удавалось наладить, или передумало руководство делать здесь вторые ворота, но пролет восстановили и проезда уже не было. Водила Камаза, по привычке, стал поворачивать в этот закрытый проезд как раз в то время, когда я собирался его обгонять. Наверное, он увидел, что проезда нет – остановился и мене полностью перегородил дорогу. Единственно, что мне оставалось делать – ложиться параллельно земле и юзом впечататься в колеса. Что я и сделал. Мне повезло, что он уже встал! И я проскользнул под машиной на другую сторону, а мотоцикл только согнул педаль и подножку. Я встаю и с противоположной стороны от удара открываю дверь машины. Водитель с бешенными глазами смотрит на меня и весь трясется – я же убил тебя! Как ты?
И что вы теперь скажете? Снова случай? Но после еще нескольких случаев, я решил – все колеса, что между ног – это не транспорт, а средство для самоубийства. Дело только за временем.
Эй, Петрович? Клюет! Но даже на слово клюет он не реагировал.
Я еще что-то рассказывал ему, клева не было, а время приближало нас к окончанию рыбалки. Вдруг Петрович очнулся, стал пытаться подняться, но свалился с кресла. Наверно отсидел … Я помог ему встать и Петрович побрел по делам. Возвращаясь, он спросил меня о мотоцикле – где он. Я говорю – продал. – Зря. Он тебе удачу приносил! Такое впечатление, что Петрович и не спал вовсе и все слышал. – Даааа, ты явно можешь разделять душу и тело в моменты особой опасности. А вот у меня не получается. Хотя… Когда я осушу бутылочку – вроде бы и получается. Только не душа выходит из меня, а тело куда то уходит. – Нет, Петрович, не в этом дело. Я так думаю, что мы еще не знаем своих возможностей! Вот смотри сам – монахи монастыря Шао-линь могут летать? Они и боли не чувствуют и на гвоздях спят и на пики их поднимают и бетонные плиты на них разбивают, а им хоть бы что? Вспомни индийские йоги? Чего творят? Нет. Мы просто не владеем своим телом. А на подсознательном уровне в нас заложен инстинкт самосохранения. И работает он сам, без нашего вмешательства. Только бросай ты уже пить, к добру это не приведет.
- Александрович, обратился ко мне Петрович, а вот ты скажи, - почему душа и тело существуют параллельно? Я так думаю, ты знаешь, только не говоришь, думая, что я не в состоянии понять глубину творческой мысли? Скажи?
- Видишь ли, Петрович, это нам потребуется еще не одна рыбалка с тобой, что бы я смог высказаться. Но в вкратце скажу так – Мир не так устроен, как мы себе его представляем. Наукой не доказано, что мир не материален. Наоборот, все говорит о том, что он все-таки изначально создан из самых простых элементарных частиц и энергий. Но еще ни один ученый не доказал, что элементарная материя и есть источником энергии. Почему то многие рассматривают их, как параллельные составляющие! А я думаю, что это ошибочное суждение. Мир еще не созрел до понимания и глубины процессов во вселенной. Мы только на первой ступени познания…
- Александрович, ну ты бухти про то, как космические корабли… ну в общем ты сам знаешь, а я еще порыбачу часок. Он перевернулся на другой бок и мерно засопел.
На этом теоретические баталии прекратились. Петрович очнулся ровно за полчаса до прихода нашей электрички. Он встал, потянулся и говорит, - да, классно я порыбачил. И ты хорошо меня убаюкал. Вот, что я тебе скажу – это ты просто наполовину приведение! У тебя раздвоение личности.
- Ты на что намекаешь, Петрович, хочешь сказать, что у меня шиза?
- Та, нет. Просто твое тело – материальная субстанция, а духовная составляющая – душа, не хочет еще расставаться с телом и поэтому цепляется за него всеми способами. По этому в самый опасный момент она оберегает тебя. А ты не замечал ни разу, что у тебя нет отражения в зеркале? И он заржал, как старый мерин.
Я не обиделся. Мы с ним не первый год рыбачим и шутки его хорошо известны наперед.
- А ты знаешь, в твоих словах что – то есть. Мы сложили кресла и удочки и направились в сторону остановки электрички. Ты знаешь, говорит Петрович, мы с тобой уже прожили свое, сами стали приведениями. Вот мы с бабой вдвоем живем, а вроде бы, как отдельно. В одной квартире, а не замечаем друг друга и поговорить не о чем. Ну чем не приведения? Да, что там мы? Государство становится приведением! Вроде бы и есть, когда ему требуются наши деньги, а в мире его не замечают до поры – ну как приведение. - Сложно все это, Петрович. Давай лучше не трогать эту тему, потому, что весь кайф от рыбалки перегадим.
Ехать нам далеко и долго. Время от времени разговор возвращался в не законченные темы. И мы, не столько отдохнувшие физически, как душевно, благополучно добрались домой.